• карта сайта
  • написать

Эффективное использование попутного нефтяного газа

Характеристика ПНГ

Попутный нефтяной газ (ПНГ) – это природный углеводородный газ, растворенный в нефти или находящийся в «шапках» нефтяных и газоконденсатных месторождений.

В отличие от известного всем природного газа попутный нефтяной газ содержит в своем составе кроме метана и этана большую долю пропанов, бутанов и паров более тяжелых углеводородов. Во многих попутных газах, в зависимости от месторождения, содержатся также неуглеводородные компоненты: сероводород и меркаптаны, углекислый газ, азот, гелий и аргон.

При вскрытии нефтяных пластов обычно сначала начинает фонтанировать газ нефтяных «шапок». Впоследствии основную часть добываемого попутного газа составляют газы, растворенные в нефти. Газ газовых «шапок», или свободный газ, является более «легким» по составу (с меньшим содержанием тяжелых углеводородных газов) в отличие от растворенного в нефти газа. Таким образом начальные стадии освоения месторождений обычно характеризуются большими ежегодными объемами добычи попутного нефтяного газа с большей долей метана в своем составе. При длительной эксплуатации месторождения дебет попутного нефтяного газа сокращается и большая доля газа приходится на тяжелые составляющие.

Попутный нефтяной газ является важным сырьем для энергетики и химической промышленности. ПНГ имеет высокую теплотворную способность, которая колеблется в пределах от 9 000 до 15 000 Ккал/ м3 , но его использование в энергогенерации затрудняется нестабильностью состава и наличием большого количества примесей, что требует дополнительных затрат на очистку («осушку») газа. В химической промышленности содержащиеся в ПНГ метан и этан используются для производства пластических масс и каучука, а более тяжелые элементы служат сырьем при производстве ароматических углеводородов, высокооктановых топливных присадок и сжиженных углеводородных газов, в частности, сжиженного пропан-бутана технического (СПБТ).

ПНГ в цифрах

В России ежегодно по официальным данным извлекается около 55 млрд. м3 попутного нефтяного газа. Из них порядка 20-25 млрд. м3 сжигается на месторождениях и лишь порядка 15-20 млрд. м3 используется в химической промышленности. Большая часть сжигаемого ПНГ приходится на новые и труднодоступные месторождения Западной и Восточной Сибири.

Важным показателем для каждого нефтяного месторождения является газовый фактор нефти – количество попутного нефтяного газа, приходящегося на одну тонну добываемой нефти. Для каждого месторождения этот показатель индивидуален и зависит от природы месторождения, характера его эксплуатации и длительности разработки и может составлять от 1-2 м3 до нескольких тысяч м3 на одну тонну.

Решение проблемы утилизации попутного газа – это не только вопрос экологии и ресурсосбережения, это еще и потенциальный национальный проект стоимостью $10 - $15 млрд. Попутный нефтяной газ – ценнейшее топливно-энергетическое и химическое сырье. Только утилизация объемов ПНГ, переработка которых является экономически рентабельной при текущей конъюнктуре рынка, позволила бы ежегодно производить до 5-6 млн. тонн жидких углеводородов, 3-4 млрд.м.куб. этана, 15-20 млрд.м.куб. сухого газа или 60 – 70 тыс. ГВт*ч электроэнергии. Возможный суммарный эффект составит до $10 млрд./год в ценах внутреннего рынка или почти 1% ВВП Российской Федерации.

В Республике Казахстан проблема утилизации ПНГ не менее остра. В настоящее время по официальным данным из 9 млрд. куб.м. ежегодно добываемого в стране ПНГ утилизируется только две трети. Объем сжигаемого газа достигает 3 млрд. куб.м. в год. Более четверти работающих в стране нефтедобывающих предприятий сжигают более 90% добываемого ПНГ. На попутный нефтяной газ приходится почти половина всего добываемого в стране газа и темпы роста добычи ПНГ на данный момент опережают темпы роста добычи природного газа.

Проблема утилизации ПНГ.

Проблема утилизации попутного нефтяного газа была унаследована Россией еще с советских времен, когда упор в развитии зачастую делался на экстенсивные методы развития. При развитии нефтеносных провинций во главу угла ставился рост объемов добычи сырой нефти, основного источника доходов национального бюджета. Расчет делался на гигантские месторождения, крупные производства и минимизацию издержек. Переработка попутного нефтяного газа, с одной стороны, оказывалась на заднем плане ввиду необходимости осуществления существенных капитальных вложений в относительно менее рентабельные проекты, с другой стороны, в крупнейших нефтяных провинциях создавались разветвленные газосборные системы и строились гигантские ГПЗ под сырье с ближайших месторождений. Последствия подобной гигантомании мы наблюдаем в настоящее время.

Традиционно принятая в России еще с советских времен схема утилизации попутного газа предполагает строительство крупных газоперерабатывающих заводов совместно с разветвленной сетью газопроводов для сбора и доставки попутного газа. Реализация традиционных схем утилизации требует значительных капитальных затрат и времени и, как показывает опыт, практически всегда на несколько лет не успевает за освоением месторождений. Использование данных технологий экономически эффективно лишь на крупных производствах (миллиарды м.куб. исходного газа) и экономически необоснованно на средних и мелких месторождениях.

Другим недостатком этих схем является неспособность по техническим и транспортным причинам утилизировать попутный газ концевых ступеней сепарирования ввиду его обогащения тяжелыми углеводородами – такой газ не может перекачиваться по трубопроводам и обычно сжигается в факелах. Поэтому даже на обустроенных газопроводами месторождениях продолжают сжигать попутный газ концевых ступеней сепарирования.

Основные потери нефтяного газа формируются в основном за счет мелких, малых и средних удаленных месторождений, доля которых в нашей стране продолжает стремительно увеличиваться. Организация сбора газа с таких месторождений, как это было показано выше, по схемам, предложенным для строительства крупных газоперерабатывающих заводов, является весьма капиталоемким и неэффективным мероприятием.

Даже в регионах, где находятся ГПЗ, и существует разветвленная газосборная сеть, газоперерабатывающие предприятия стоят загруженными на 40-50%, а вокруг них горят десятки старых и зажигаются новые факела. Обусловлено это действующими нормами регулирования в отрасли и недостатком внимания к проблеме, как со стороны нефтяников, так и со стороны газопереработчиков.

В советские времена развитие газосборной инфраструктуры и поставки ПНГ на газоперерабатывающие заводы осуществлялись в рамках плановой системы и финансировались в соответствии с единой программой развития месторождений. После развала Союза и формирования независимых нефтяных компаний инфраструктура сбора и доставки ПНГ до заводов осталась в руках газопереработчиков, а источники газа, естественно, контролировались нефтяниками. Возникла ситуация монополизма покупателя, когда у нефтяных компаний, фактически, не осталось альтернатив утилизации попутного нефтяного газа, кроме как его сдача в трубу для транспортировки на ГПЗ. Более того, государством были законодательно установлены на заведомо низком уровне цены сдачи попутного газа на ГПЗ. С одной стороны это позволило газоперерабатывающим заводам выжить и даже хорошо себя чувствовать в бурные 90-е, с другой, лишило нефтяные компании стимула инвестировать в строительство газосборной инфраструктуры на новых месторождениях и поставлять попутный газ на существующие предприятия. В результате Россия имеет сейчас одновременно простаивающие мощности по переработке газа и десятки факелов отапливающего воздух сырья.

В настоящее время Правительством РФ в соответствии с утвержденным Планом мероприятий по развитию промышленности и технологий на 2006-2007г.г. разрабатывается Постановление о включении в лицензионные соглашения с недропользователями обязательных требований по строительству производственных мощностей по переработке попутного нефтяного газа, образующегося при добыче нефти. Рассмотрение и принятие постановления состоится во втором квартале 2007г.

Очевидно, что реализация положений указанного документа повлечет для недропользователей необходимость привлечения значительных финансовых ресурсов в проработку вопросов утилизации факельного газа и строительства соответствующих объектов с необходимой инфраструктурой. При этом требуемые капитальные вложения в создаваемые производственные комплексы переработки газа в большинстве случае превышают стоимость объектов нефтяной инфраструктуры, существующей на месторождении.

Необходимость столь значительных дополнительных вложений в непрофильную и менее рентабельную для нефтяных компаний часть бизнеса, по нашему мнению, неизбежно вызовет сокращение инвестиционной деятельности недропользователей, направленной на поиск, разработку, обустройство новых месторождений и интенсификацию добычи основного и наиболее рентабельного продукта – нефти, либо может привести к невыполнению требований лицензионных соглашений со всеми вытекающими последствиями. Альтернативным выходом в разрешении ситуации с утилизацией факельного газа, по нашему мнению, является привлечение специализированных управляющих сервисных компаний, способных быстро и эффективно реализовывать подобные проекты без привлечения финансовых средств недропользователей.

Экологические аспекты

Сжигание попутного нефтяного газа – серьезная экологическая проблема как для самих нефтедобывающих регионов, так и для глобальной окружающей среды.

Ежегодно в России и Казахстане в результате сжигания попутных нефтяных газов в атмосферу попадает более миллиона тонн загрязняющих веществ, включая углекислый газ, диоксид серы и сажевые частицы. Выбросы, образующиеся при сжигании попутных нефтяных газов составляют 30% от всех выбросов в атмосферу в Западной Сибири, 2% от выбросов от стационарных источников в России и до 10% суммарных атмосферных выбросов Республики Казахстан.

Необходимо также принять во внимание негативное влияние теплового загрязнения, источником которого являются нефтяные факела. Западная Сибирь России – один из немногих малонаселенных регионов мира, огни которого можно видеть ночью из космоса наряду с ночным освещением крупнейших городов Европы, Азии и Америки.

Особенно актуальной при этом проблема утилизации ПНГ видится на фоне ратификации Россией Киотского протокола. Привлечение средств европейских углеродных фондов под проекты тушения факелов позволило бы профинансировать до 50% требуемых капитальных затрат и существенно повысить экономическую привлекательность данного направления для частных инвесторов. Уже по итогам 2006-го года объем углеродных инвестиций, привлеченных компаниями Китая в рамках Киотского протокола, превысил $6 млрд., притом, что такие страны как Китай, Сингапур или Бразилия не брали на себя обязательств по сокращению выбросов. Дело в том, что только для них существует возможность продавать сокращенные выбросы по так называемому "механизму чистого развития", когда оценивается сокращение потенциальных, а не реальных выбросов. Отставание России в вопросах законодательного оформления механизмов оформления и передачи углеродных квот будет стоить отечественным компаниям миллиардов долларов недополученных инвестиций.